Как создавался комикс «Искривление»

Как создавался комикс «Искривление»

Софья Мироедова
2021-04-15 15:57:34

Как создавался комикс «Искривление»

Софья Мироедова
2021-04-15 15:57:34

Сегодня мы вспоминаем статью Софьи, написанную ей в 2017 году о создании своего первого графического романа «Искривление». Кроме статьи у нас еще есть небольшой эпизод «Библиотеки иллюстратора» об этом комиксе!

«

Я уже рисовала комиксы для клипа Neversmile в 2006 году и в 2009 для первого альбома The Grand Astoria. Первый, еще в 18 лет, я рисовала по одному из своих рассказов, а второй был оммажем Бредбери и Кингу. Комикс про Билли, кстати, даже завоевал специальный приз жюри на «Коммиссии»! Потом были рисованные истории для обложки «Нечетного воина» Би-2.

И вот, спустя восемь лет меня снова захватила тема рассказов в картинках. Я перелистала все свои новеллы, романы и миниатюры в поисках чего-то захватывающего и в итоге взяла 50-страничный рассказ «Часы» за основу. Его я писала в 16 лет, когда в голове моей блуждали мрачные подростковые мысли. И, начав рисовать, сегодняшняя Я поняла, что, пожалуй, слишком уж много там ужаса, крови и убийств. И слишком мало физики и философии. Так что, взяв за основу первые 2 главы, я пошла совсем другой дорожкой. Получился новый роман, в котором по-прежнему осталось место мистике и леденящим мурашкам, и в то же время нашлось пространство последним научным открытиям и философским размышлениям.

Это не супергеройский «комикс», но и не болезненная европейская драма. Для меня это мир, в котором я хотела жить, будучи подростком — когда кажется, что всё на свете возможно и нет никаких границ нашему воображению. Поэтому, во время работы, я скрупулезно взвешивала стилистику и верстку, каждое слово и выражения лиц.

1. Часы
Начало моим бессонным ночам за созданием графического романа положила мысль, пришедшая ко мне на грани между сном и явью: я размышляла, чем бы таким интересным себя занять в промежутках между рисованием заказов и просмотром фильмов. На тот момент год, проведённый за созданием абстрактных полотен, притупил мой энтузиазм в развитии этой техники. Так что моё засыпающее сознание блуждало по закоулкам прошлого и будущего в поисках интересной деятельности.
И тут я наткнулась на школьные воспоминания и ощущения: я часто прихожу к мысли, что те годы в средних и старших классах были особенно мистическими и манящими. Так получилось, что мы с моей лучшей подругой Полиной в то время жили в отдельной реальности, мало связанной с физическим миром. Мы верили в запредельное, читали заклинания и занимались самой настоящей магией. Я до сих пор думаю, что некоторые из наших ритуалов действительно сработали. К тому же, лет с 14 я постоянно писала рассказы и новеллы. В школьные годы они были особенно мрачными и мистическими.
И тут всё сложилось, меня озарило: можно сделать ещё одну книгу, проиллюстрировав какой-нибудь из своих рассказов в духе Бредбери, Кинга и По. И за этой мыслью потянулась следующая, а почему бы не пойти дальше и сделать историю в картинках, вовсе отказавшись от текста?
Едва ли я нормально заснула в ту ночь. И встав утром пораньше, так как Р. нужно было идти на работу, я занялась ревизией своих школьных рассказов. Перелистав добрую кипу злой прозы, я остановилась на одном из самых длинных и самых страшных рассказов, который назывался «Часы».
После прочтения его в очередной раз, стало ясно, что он уж слишком ужасный и кровавый, но тем не менее сама идея мне по-прежнему нравилась. Мне нравились персонажи: многие из них были списаны с моих школьных друзей и учителей, потому были более чем живы и достоверны. Мне нравилась концепция мистического предмета — часов. Но некоторые моменты явно требовали переработки. Теперь мне хотелось интегрировать туда свой нынешний опыт и интересы. Так что я открыла Photoshop и приступила к переносу первых глав, которые можно было оставить без изменений.

Как создавался комикс «Искривление»

2. Герои: Кира.
Конечно, большинство серьёзных проектов требует длительной подготовки. Разработки персонажей, окружения, продумывания сюжета и сценария. Но, поскольку у меня уже была канва в виде рассказа, я просто погрузилась в работу. Однако, прежде чем начать, мне нужно было представить, как выглядят мои герои. Их очень немного, но все важные. Буду потихоньку вам о них рассказывать.
Первая и главная героиня — Кира. В оригинальном рассказе её зовут Клавдия, но при чистовой отрисовке я решила поменять имя на более подходящее ей по характеру. В рассказе было описание всех персонажей, но, как ни странно, образ героини несколько размыт, известно только что у неё тёмные волосы, она высокого роста и похожа на маму. Мне не хотелось пользоваться шаблонным подходом и выбирать знаменитостей на роли в своей пьесе. Поэтому я немного схитрила и, на мой взгляд, сделала историю создания романа и сам роман более насыщенными.

Периодически я снимаю и рисую свою младшую сестрицу, потому что близкие родственники — это отличные модели для экспериментов после самого себя, конечно. Ты всегда их видишь, имеешь представление об их эмоциональном спектре и можешь ярко представить любое выражение лица. А сестру я видела с рождения: у нас разница 12 лет, так что я наблюдала за её взрослением, начиная с маминого увеличивающегося живота. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Лиза была утверждена на главную роль в моем графическом романе, даже не проходя кастинга.
Мама, узнав, что я интегрирую образ сестры в свой страшный рассказ, опечалилась и отказалась его читать. Пришлось объяснить, что я меняю его в корне: добавляю юмора, убираю реки крови, так что ей не следует переживать за материализацию нарисованного. Сейчас мама уже прочла эскизный вариант романа и ей он понравился, теперь она не против Лизиного в нем участия. Лизу при этом в общем-то не спрашивали, но она вроде была не против, да? Теперь за главную героиню я могла не переживать. Она будет достоверной и убедительной, поступки будут оправданы и ясны, а если и нет, то пенять можно будет только на реалистичность списанного образа!)

Как создавался комикс «Искривление»

3. Герои: Виктор
Второй по счёту, но не по значению — Виктор, брат Киры. Изначально этот мальчик списан с одного паренька, который учился в моей школе на два класса младше и отправлял мне по почте дискеты с любовными письмами. Персонаж, конечно, претерпел некоторые перемены, но исходный код остался прежним. Виктор или Ви, как называет его Кира, учится в выпускном классе старшей школы, но умом не блещет. В принципе, он парень неглупый, просто бесконечно ленивый. Он мечтает о пицце, новых девушках и ненавидит математику и физику, благодаря чему сильно пострадает в романе. Но при этом он абсолютный пацифист, любит животных, постоянно носит футболки со значками "peace" и "love".

Это единственный персонаж, потребовавший от меня повышенного внимания. По одной простой причине: только его одного мне пришлось нарисовать в трёх разных возрастах. В истории лишь Виктор сможет путешествовать во времени, хоть и не по своей воле. На его любвеобильную и миролюбивую натуру очень хорошо ложится философия всего произведения. В отличии от сестры он мягкий и добрый, хотя и может подшутить над сестрой. Кира же яркий представитель обозлённой молодёжи. Она вспыльчива и неуступчива. Но при этом, естественно обожает младшего братишку, хоть и считает его глупым красавчиком.

Как создавался комикс «Искривление»

4. Герои: Филипп
Физик Фил — важный персонаж, но не главный герой. Он появится в 4-й главе, чтобы помочь разобраться с некоторыми не подвластными разуму Киры и Виктора загадками, и остаётся вплоть до конца книги (а, может, и дальше).
Образ Фила — собирательный. Собирала я его тщательно и старательно всю жизнь. Фил интеллигентный, умный и ужасно стеснительный парень. Не смотря на то, что он, вроде бы уже далеко не школьник (пишет докторскую по квантовой механике), он по-прежнему по-детски мечтателен и безнадёжно влюблён в главную героиню. Она это знает и не применет воспользоваться этим удобным обстоятельством. А каким рисовать Филиппа, я советовалась с сестрой — раз уж опасаться материализации написанного, то пусть сама выберет в каком виде. Так что Лиза скинула мне фотки какого-то молоденького мальчика-модели с томными глазами, кудряшками, упрямым подбородком с ямочкой и характерным носом. Разумеется, я не могла позволить центру интеллекта в романе стать идеальным красавцем, это нарушило бы стройность его характера. Так что Фил стал обладателем невероятно больших ушей, которые старательно и безуспешно пытается скрыть шапкой вьющихся волос.
Фактически в первую очередь этот персонаж нужен, чтобы объяснить читателю те или иные аспекты современной физики, которые я хотела интегрировать в роман. А вторым его назначением стало раскрытие образа главной героини. По идее брат и сестра уже противоположности, однако Кира настолько категорична и уверена в себе, что ей можно было бы противопоставить целую армию наивных добрячков. По секрету скажу, что у меня уже есть мысли по поводу второй части этой истории, где Фил со второго плана переходит на первый и вскрывает разного рода гештальты. Но об этом уже намного позже.

Как создавался комикс «Искривление»

5. Герои: Фенек Хаббл
Маленький, но очень важный персонаж — пустынная лисица по имени Хаббл. Сначала я хотела нарисовать красноухую черепаху по кличке Доплер, но решила, что зверёк с огромными ушами в миллионы раз симпатичнее любого, даже полосатого, земноводного. Арт-хауза в моём романе итак достаточно!)

К тому же, Хаббл — питомец Фила, а где вы видели черепаху с большими ушами?) Пока не буду раскрывать всех сторон личности лисёнка, пусть этот и другие персонажи романа останутся приятным сюрпризом.

Как создавался комикс «Искривление»

6. Сюжет
Как я писала раньше, сценарий графического романа я взяла из своего старого рассказа. И тут хотелось бы внести некоторую ясность. В старом рассказе центральная зловещая фигура напольных часов фактически является массовым убийцей) Но сейчас рисовать море трупов мне было бы просто скучно, потому что в отличии от своих 16 лет (когда был написан рассказ) сейчас я предпочитаю научные статьи исследованиям 100 способов погребения тела. Конечно, эти сто способов наверняка как-то повлияли на мою натуру, тем не менее сюжет пришлось модифицировать. Так что получился роман по мотивам рассказа. Другими словами, мне нужно было придумать историю заново. Признаюсь честно, мне не доставляет огромного удовольствия скрупулёзное продумываете деталей. Мне нравится импульсивно создать произведение, а потом уже его оттачивать. Так вышло и с графическим романом. Я просто дала волю персонажам и следила за тем, куда они меня поведут. Так моя записная книжка полнилась теориями и набросками сюжета, пока герои разворачивали передо мной представление в окошке фотошопа.
Проводя чистовую работу, я решила немного отточить законченный роман: детализировать, добавить мистических теней и намёков на развитие сюжета. Но так или иначе, пролистывая заготовки, понимаю, что история пошла своей дорогой и многие из набросков так и остались спорными и невостребованными в первой книге.

Как создавался комикс «Искривление»

7. Физика
За последние 10 лет я пересмотрела кучу фильмов и лекций по современной физике, в довершение ко всему начала смотреть курс Квантовой Физики МФТИ. Короче говоря, не «Интерстелларом» единым жив человек. Интерес многих новых открытий в том, что они парадоксальны. Вспомнить «spooky action at a distance» Эйнштейна или невероятное влияние присутствия наблюдателя на эксперименты.
Короче говоря, новые спорные открытия практически граничат с языческими верованиями древних или знаниями эзотериков. Полнейшая алхимия! Если ещё во времена Бредбери и Азимова любая фантазия выглядела антинаучной, то сейчас наука допускает многие абсурдные вещи.
Поэтому мне необходимо было подобрать наиболее невероятную теорию для моего романа. Для этого я вооружилась любопытством и начала читать про чёрные дыры и идеи, с ними связанные. Я нашла информацию о двух типах червоточин: проходимых Мориса-Торна, которым нужна некая экзотическая энергия, и непроходимые Эйнштейна-Розена, предсказанных в рамках общей теории относительности. Я решила, что можно как-то все это дело связать, но мне, по понятным причинам, милее стали первые, которым нужна экзотическая энергия/материя.
По известному закону буквально через неделю после принятого решения и отрисовки важных глав романа со ссылками на проходимые червоточины, из мира физики ко мне пришла новая информация. Оказалось, что буквально на днях ученые попытались свести две смелые идеи в одну. Концепции моста Эйнштейна-Розена, описывающего кротовые норы, и парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена, описывающего ту самую квантовую запутанность — другими словами, эта теория пытается совместить несовместимое: макропроцессы, которые по мнению ученых регулируются принципами теории относительности, и процессы микро уровня, как бы регулируемые квантовой механикой. Короче говоря, это супер-смелое предположение, которое может привести к решению самых мистических тайн вселенной и созданию модной «теории всего».
Разумеется, после такого нужно было скорректировать сюжет. Но я не стала. В конце концов, это мистический графический роман, а не диссертация. Так что смелые научные идеи и открытия я решила отложить до следующей книги!

Как создавался комикс «Искривление»

8. Эскизы
Разобравшись с выбором произведения, я села переносить первые главы. Зная не понаслышке о работе над комиксом, я тем не менее решила пойти совершенно другим путём. Вместо того, чтобы сразу планомерно отрисовывать картинки в готовых свёрстанных окошечках, я просто решила рисовать эскизы одного формата. Как если бы я рисовала раскадровку к фильму. Наверное, если бы это был чужой проект или у меня была бы задача нарисовать канонический графический роман, я бы пошла стандартным путём. Но сюжет так сильно захватил меня, что я решила наплевать на условности.
Так за первый день я в одержимости нарисовала эскизы 100 иллюстраций, которые содержали в себе сюжет первых двух глав романа. Позже работа пошла чуть медленнее: во-первых, потому что нужно было строить сюжет и продумывать новых героев; и во-вторых, потому что первая волна энтузиазма чуть спала.

К новому году эскиз романа был готов. В общей сложности вышло 450 картинок. Я разослала набросок книги своим друзьям, так сказать на тестирование фокус-группе. Мы обсудили сюжет, ясность концепции и характеры персонажей. После всех услышанных мнений роман остался без изменений. Единственной правкой, которую я решила внести, стала дополнительная глава, которая чуть понятнее описывает идеи о перемещениях и пересечении науки и эзотерики.
Так что в общей сложности в папке сложилось 11 глав общим весом в 500 иллюстраций. Думаю, к финалу работы над книгой у меня будет отдельная статья со статистикой. Обычно я не веду счета часам работы и нарисованным картинкам, но абстрактное понимание затрачиваемого времени все же существует. Например, на 1 эскиз «кадра» у меня уходило минут 5-15; каждый разворот содержит 1-7 «кадров»; на финальную проработку разворота уходит 30-90 минут; в одной главе 22-26 полос (11-13 разворотов); на добавление баблов текста для одной главы уходит 3-4 часа. И всё это в перемешку с чаем и антигравитационный йогой для здоровья позвоночника и мышечного корсета!)

9. To frame or not to frame
Мы привыкли, что у комикса всегда один формат: набор из последовательных окошек-рамочек, которые, в зависимости от важности для сюжета, меняют размер и количество на странице. Многие художники-комиксисты сразу рисуют рамки на странице и только потом делают эскизы картинок. Я как обычно решила нарушить все правила. Ну, что поделать, такова моя rebel nature.
Я пересмотрела, наверное, десятки и сотни графических романов прежде, чем определилась с форматом. Ни один комикс из моей библиотеки не подходил моему замыслу. Мне нравился мой роман таким, какой он был в эскизах: последовательностью одинаковых картинок. Это, разумеется, не комикс, а раскадровка. Так что нужно было взять себя в руки и найти золотую середину между кадром фильма и страницей рисованной истории.
Формат самой книги определился довольно просто: я отмерила и горизонталь и вертикаль, но остановилась на моем любимом квадрате. Потому что квадрат самодостаточен сам по себе, и к тому же два квадрата — это уже хорошая панорама! И в эти квадраты я стала компоновать историю. Признаюсь честно: я сверстала роман целиком дважды. Первый раз одну картинку я брала целиком (под обрез) на всю полосу, а остальные выкладывала поверх неё, как это сделано во многих комиксах. Но пересмотрев результат раз сто, я отмела его. И просто решила вовсе отказаться от рамок и сконцентрироваться на динамике разворота. Так появилась ассиметричная граница, которая разделяет картинки под углом. Соответственно, вертикальная и горизонтальная. Таким способом я решила направлять взгляд читателя.

10. Стиль
Когда эскизы были закончены, вёрстка подобрана и сюжет разбросан по «окошечкам» (а вернее их отсутствию) началось самое интересное: подбор стилистики! Конечно, большинство серьёзных иллюстраторов минуют этот вопрос, постольку поскольку работают всегда примерно в одной и той же манере. Но я не могу всегда рисовать одно и то же, яркое тому доказательство — множество разномастных обложек The Grand Astoria и The Legendary Flower Punk. Конечно, коммерческие заказы я рисую примерно одинаково: черно-белая линейная иллюстрация тушью плюс лаконичный цвет. Так что уместны шероховатые полутона и пластичная рисовка. Но здесь хотелось чего-то большего. В журнальной и рекламной графике я часто пользуюсь фотореференсами для упрощения работы — особенно когда заказчик чётко определяет что хочет видеть: это помогает лучше визуализировать конечный результат. Однако с моими личными проектами дело обстоит совсем иначе. Ведь именно здесь я могу пробовать любые крайности и позволить себе всё, что не приемлет коммерческая иллюстрация. Так, например, родилась серия иллюстраций к "Источнику" Айн Рэнд. Её я и решила взять на вооружение. Ведь мир комикса, так же как и эти картинки, был создан без референсов, на основе образов, транслируемых моим сознанием.
Но отрисовав три разворота, я отказалась от этого подхода. Почему-то не пошло. Тогда я вспомнила, что друзья и близкие, читая черновик романа, были в восторге от рисовки, хоть и были уверены, что читают практически чистовик. Так зачем их разочаровывать? Было решено оставить эскизы динамической и линейной структурой стиля и лишь немного уточнить детали. Потом добавилась пара оттенков, чтобы подчеркнуть драматические тени. А когда дело дошло до напряжённых сцен, мне захотелось ввести дополнительный хроматический цвет, чтобы подчеркнуть накал страстей, а заодно и композицию кадров. Вот и появился этот ни то красный ни то пурпурный цвет. Красный я брать не хотела, потому что он не попадал в эмоцию и был уж слишком затаскан, а пурпурный находился в опасной близости к розовому.
Короче говоря, стиль сложился сам собой: на некоторых картинках он более спокойный, на других — более рваный, в зависимости от динамики сцены. А вообще, по-моему, рисовка почти не отличается от моей обычной манеры: не зря же говорят, что найти свой почерк просто, а вот отделаться от него, задача не из лёгких.

Как создавался комикс «Искривление»

11. Разговор с издательствами
После окончания работы над комиксом, я написала к нему синопсис, сверстала красивую pdf-презентацию и пошла собирать адреса издательств. Получилась внушительная google-таблица. Но это меня не напугало, вдруг кто-то из этого списка решится издать мою историю?
В итоге мной были написаны десятки писем в разные издательства (специализированные и не очень) по поводу издания моего графического романа «Искривление». Увы, никто не откликнулся. Поэтому я решила издавать роман собственноручно. К тому же, я уже печатала в 2015 году книгу моих рассказов. Хотя, конечно, печать черно-белой книги с 25 иллюстрированными разворотами не то же самое, что издание 200-страничного графического романа.
Как и ожидалось, выпускать роман одной книгой выходит слишком накладно (причина, по которой слились издательства). Запускать кикстартер мне было немного не с руки из-за большой работы над Miroedova School. Поэтому я переверстала книгу в 5 выпусков, которые решила издавать поочередно в электронном формате. Да, взяла, да и потратила неделю с лишним, чтобы квадратный формат превратить в стандартный вертикальный. Кроме того, типографии, занимающиеся изданием такого формата также дают возможность выпустить небольшой тираж по приемлемой цене. Так что, подводя итог своих подсчетов, я решила остановиться на этом варианте.
Но и это не стало финалом для романа. Разбив роман на 5 выпусков, я поняла, что в моих финансовых силах издавать по 10-20 экземпляров за раз. Ну кому такое интересно? Разве что качестве подарочного издания к музыкальному диску. Однако, когда у тебя в руках (на компьютере) готовое произведение, нет никаких сил мучиться и ждать, когда кто-нибудь (или ты сама) соберутся вытащить его из ящика и воплотить в печатное издание. Безумно хочется им поделиться. Конечно, роман читали все мои близкие и друзья, что разве это масштаб для творческой личности? Так я решила выложить «Искривление» полностью в цифровом виде для всех желающих его прочитать. Теперь его может полистать или скачать любой посетитель miroedova.com Вот такое искусство ради искусства!

»